Главная » Статьи » Истоки нашего поведения » Наше поведение

Социальный паразитизм, равновесие ценностей


Какие-то формы социального поведения полезны для общества и не нужны индивиду. Какие-то очень важны, выгодны для человека, но опасны для социума (асоциальное поведение).

Важно находить равновесное состояние между реализацией ценности свободного развития личности и ценности общественного, культурного здоровья.

Увеличение перекоса в сторону одного из обозначенных ценностных полюсов усиливает поражение интересов другого, что вызывает рост агрессивности, социальной нестабильности.

Асоциальное поведение вызывает у нормального человека возмущение. Нормальность и выявляется по реакции на него. Чем нормальнее человек, тем сильнее у него реакция на искажающее нормы поведение (насилие в отношении ребенка, взрослого человека, захват территории, передача лживой информации).

Это возмущение (вплоть до защищающего нападения) – реакция на нарушение врожденных запретов (природной морали) не убивать, не вторгаться на чужую территорию, не брать чужую еду и т.д.

Врожденный характер запретов позволяет говорить о естественности права.

На социальном уровне модели правового поведения передаются индивидам с помощью воспитания и обучения в семье и школе, в других иерархиях, ими усваиваются, закрепляются повторением.

Право, его структуру можно рассматривать как результат следования эволюционным (филогенетическим) и культурно-историческим путем.

Преступное поведение может объясняться как генетическим выпадением содержащих запреты врожденных поведенческих форм, так и нарушениями в передаче норм социальными способами.

Врожденные (инстинктивные) побуждения и культурно обусловленные составляют единое целое, систему, в которой недостаток или избыток одной из частей приводит к нарушению равновесного состояния.

Влияние разума и обучения на инстинктивные реакции ограничено.

Несмотря ни на что, весьма трудно сделать социальными людей, родившимися эмоционально бедными (носителей наследственного недостатка) и индивидов, испытывающих существенную нехватку воспитания из-за необратимых повреждений в передаче поведенческих норм в раннем, детском возрасте.

Усиливающаяся уверенность в том, что человек – продукт всего лишь социальных отношений, приводит к тому, что преступник, испытывая жалость к себе, считает (поддерживается в этом обществом) себя жертвой неграмотных воспитателей, политики социума. Рождается убежденность в том, что виноваты все, кроме жертвы неправильной помощи.

Сострадание к преступникам мешает защищать от них их жертв. Когда социальным путем (толерантность) блокируется возмущение, вызываемое насилием, нарушением врожденных запретов, человека лишают природного чувства справедливости – источника высокой оценки хорошего, правильного.

Если человек в результате своего развития, взросления сохраняет характерные черты ребенка (стремление к немедленному удовлетворению своих желаний, отсутствие внимания к чувствам других, ответственности за совершаемое), перед нами предстает инфантильная личность, которая не способна к терпеливому труду во имя далекой цели, не желает нести за что-либо ответственность, безразлична к интересам других людей.

Человек с неразвитыми, дефектными социальными нормами становится в обществе социальным паразитом. Он ждет, что о нем будут заботиться, его же вклад в общественное развитие минимален.

Важнейший способ борьбы с разложением социального поведения – всемерное поддержание в виде фактора отбора высокую эмоциональную оценку хорошего и порядочного.

Прощение зла, проявление жалости, сочувствия к нему демонстрируют его приемлемость.

Социальный паразит не только своим поведением разрушает общественные отношения, но и является активным гонителем форм нормального поведения.

Гуманность к индивиду должна уравновешиваться точным пониманием того, что нужно обществу в целом. Если этого не происходит, мы получаем чувствующее поддержку разрушение социальных норм.

Недопущение, устранение социальных искажений достигается через грамотное воспитание с учетом исходных предрасположенностей и особенностей индивида, содержания уже полученного социального багажа.

Взывание к немедленной реакции общества на усиливающееся влияние социального паразитизма часто не приносит того, что ожидается в ответ на сигналы об опасности.

Общественное мнение инертно. Реагирует на новые влияния через некоторое время, не сразу. Периоды отсутствия реакции могут быть продолжительными. Допускает в оценке ситуации грубые упрощения. Склонно преувеличивать или преуменьшать остроту проблем.

Понимание ситуации, реакция на нее формируются постепенно.

Социальный паразитизм усиливается, крепнет в атмосфере развития кооперации и взаимопомощи. Понятно, что, если особи, нацеленные на созидательное объединение ресурсов, не смогут защититься от паразитов, они проиграют. Идет постоянная эволюционная гонка средств и способов борьбы с паразитами в социуме.

Общество пытается выявить нарушителей установленных норм поведения, лгунов, воров, желающих ничего не вкладывать в социальное благополучие, но при этом получать достойную помощь. Работает защитный механизм – мораль. Предполагается, что мощным толчком для развития, усложнения языка стала необходимость эффективного распространения информации о нарушителях общественных норм. Сведения о лгунах, обманщиках, скользких личностях передавались людям для того, чтобы они знали, с кем имеют дело. Для осуждения, наказания социального паразитизма.

В данном случае интересна роль сплетен. Они являются важнейшим инструментом формирования общественных отношений, борьбы с проходимцами.


Литература
Лоренц К. Восемь смертных грехов цивилизованного человечества
Марков А.В. Ген альтруизма

 

Категория: Наше поведение | Добавил: way (28.09.2013)
Просмотров: 159 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0