Главная » Статьи » Истоки нашего поведения » Наше поведение

Любознательность, неофилия и неофобия, ведущие жизнь вперед


Любопытство исследователя присуще всем млекопитающим. Его сила зависит от количества способов выживания. Если в процессе эволюции шло усовершенствование какого-нибудь одного способа (специализация), то смысла проявлять повышенный интерес к сложности окружающего мира не было. Муравьед поедает муравьев, коала – эвкалиптовые листья. Пока есть листья и муравьи, все просто замечательно. Проблемы начнутся тогда, когда их не станет.

У специалиста нет проблем, пока работает его метод жизнеобеспечения. Приспосабливаться в изменившейся окружающей среде ему тяжело, подчас, весьма трагично.

У неспециалистов - приспособленцев жизнь более интересна, опасна и непредсказуема. Для того, чтобы найти пищу, им нужно хорошо знать местность (окружающую среду), постоянно изучать любые способы ее получения, проверять и перепроверять полученные знания и навыки, в любой момент быть начеку, готовыми к изменению ситуации либо в лучшую, либо в худшую сторону, удаче. Любопытство в данной ситуации поддерживается на весьма высоком уровне.

Важно знать и узнавать признаки опасности, пути отхода, кратчайший путь до безопасных мест, своего жилья.

Все эти тяготы повседневности вырабатывают способность быстро приспосабливаться в изменившихся обстоятельствах. Не будет пищи в виде мелких животных, можно перейти на птичьи яйца, улиток. Фрукты, орехи можно заменить корешками и побегами. Люди являются весьма неплохими приспособленцами.

Наше любопытство стало надежным способом продолжения жизни. Мы любим исследовать окружающий нас мир, постепенно накапливая знания о нем. Ответ на вопрос рождает следующие вопросы.

Любовь к новизне, всевозможнейшим новшествам – это неофилия. Ей противостоит боязнь новизны – неофобия. Все незнакомое вызывает страх. Оно может быть опасно, требует осторожности, которая подталкивает неизвестное избегать. Желание познать неизведанное преодолевает страх, ведет на исследование неизвестного, делая его известным пока последнее не надоест.

Процесс познания дает нам размещаемый в памяти опыт, который в любой момент может быть востребован. Ребенок занят познанием постоянно. Играет с игрушками, ломает, разбирает их, придумывает какие-то игры, играет в них. Стремление к открытию мира настолько велика, что родители вынуждены его ограничивать. Правда, делать это трудно. Еще труднее ограничивать исследовательские наклонности подростков, молодежи. Взрослые, подчас, сравнивают такое поведение с поведением диких животных.

Именно, благодаря достаточному количеству взрослых, поддерживающих стремление молодых особей к исследованию нового, в популяции не исчезают изобретательность, пытливость, движение к дальнейшему развитию, прогрессу. Им противостоят поклонники примитивного, уютного консерватизма, победа которого способна поставить популяцию на второстепенное место в межгрупповой борьбе.

Интересно то, что мы готовы с огромным энтузиазмом исследовать новое, которое способно дать намного больше потраченного на изучение. Наибольшее удовольствие вызывает совершенно невообразимый, полученный минимальными усилиями результат. Принцип экономии энергии в действии. Мы очень любим шары, взлетающие высоко от малейшего прикосновения, материалы, которые легко обретают формы, механизмы, управление которыми минимизировано.

Любой исследовательский процесс способен принести человеку много различных эмоций, открытий.


Исследовательское поведение в мире живописи и графики

Нанесший на чистый лист бумаги точку, а затем и линию ребенок замирает от неожиданности и наглядности результатов сделанного. Это первые человеческие следы в неизведанном мире. Действия повторяются. Лист покрывается точками и линиями. Появляются раскрашенные в разные цвета каракули. Их сложность возрастает. Линии пересекаются, становятся толще, длиннее. Интерес к такого рода занятию растет.

Как правило, в три годика малыш уже уверенно чертит разного рода линии, пытается из них извлечь формы – крестики, кружочки, квадраты, треугольники, другие геометрические фигуры. Сочетание их друг с другом рождает простейшие абстрактные рисунки. Недалеко уже и от живописного изображения.

Однажды в результате экспериментирования в круге размещаются две линии и две точки. На ребенка смотрит лицо! Он потрясен. Начинает усовершенствовать полученное. Появляются новые рисунки. Качество изображения лиц улучшается.

В возрасте от пяти до восьми лет постепенно появляются новые формы, фигура любимой мамы с головой, туловищем, линиями - ногами и руками. Голова дополняется волосами и ушами. Идет движение к правдивому изображению наблюдаемого. Используются более сложные формы, цвета.

Период игры с линиями, фигурами, цветами ради игры заканчивается. Исчезает удовольствие от экспериментирования с ними (изобретательность покидает область простых операций, переходя на новый технологический уровень). Во взрослой жизни оно у большинства появляется лишь во время присутствия на скучных докладах, совещаниях, ожидания приема у руководства (машинально делаемые зарисовки на листочках бумаги, в записных книжках).

При взрослении в результаты актов открытия, изобретения, проверки возможностей различных художественных приемов начинает вмешиваться социальная информация. Она оказывает влияние на развитие, усложнение творческого процесса.

Современность с помощью новых технологий (фото-, видеосъемки) освободила живопись от необходимости воспроизводства картин окружающей нас среды (информационная живопись). Исследовательское поведение продолжает проявляться и реализовываться через искусство творческого поиска уже на более «взрослом» уровне.


Исследовательское поведение в мире звуков

Дети любят визжать, бить по тому, что гремит, звенит, топать ногами, хлопать в ладоши. С взрослением приходит желание этим заняться в составе группы. Такое поведение объединяет, будоражит, взвинчивает.

Групповое производство различных звуков, барабанный бой, рождение и прослушивание сложных музыкальных ритмов, хоровое пение – все это приводит ко всеобщему возбуждению.

С помощью музыки (музыкального творчества) создается определенное настроение (выступает в качестве средства его формирования). Она же является синхронизатором действий толпы. Этот вид деятельности не передает подробной информации (исключение – барабанный бой, с помощью которого происходит оповещение установленными сигналами).

Элемент поиска и изобретательства в области извлечения звуков не только сохранился, но и постоянно усиливается, что делает музыкальное творчество миром интересного эстетического экспериментирования. Как и случае с живописью, ускорению этого процесса способствовало освобождение музыки от функции отображения бытия.


Исследовательское поведение в мире танцев

Человек способен совершать множество танцевальных движений. Раскачиваться из стороны в сторону, двигаться вперед и назад, др. Такого рода телодвижения совершаются во время музыкальных концертов. Танцевальное поведение все время усложняется. С ним связаны занятия гимнастикой.


Исследовательское поведение в мире физических упражнений

Физические занятия, благодаря изучения их возможностей, людьми превращаются в множество сложных упражнений, многообразие видов спорта.

Ритмические физические упражнения нами названы гимнастикой. Ей занимаются как дети, так и взрослые. Стилизованные гимнастические упражнения – это аэробика. Строгая упорядоченность, структурированность формы сталкиваются в ней с человеческой индивидуальностью, которая привносит в движения элемент разнообразия.

Упражнения синхронизируют действия группы, являются средством сохранения и развития физических возможностей человеческого тела.


Исследовательское поведение в мире написания текстов и речевых конструкций

Написание текста представляет собой основной способ передачи и регистрации сведений, фиксации на материальном носителе вербализированной (воплощенной в слова) звуковой информации, формализированный вид творчества.

Умение писать выступает в качестве инструмента эстетических исследований. Примитивные первобытные звуки в результате нашего развития заменены сложной, наполненной символами речью, которая позволяет озвучивать наши мысли, создавать мыслеконструкции, экспериментировать с ними.

Интересно, что основная часть человеческих размышлений, информационного обмена носит поучительный характер.



Можно определенно сказать, что в разных сферах деятельности, играх, творчестве, спорте, речи, письме и т.д. люди в качестве исполнителей и наблюдателей продолжают испытывать устойчивое желание заниматься исследованиями и экспериментированием. Всякий раз открывая огромный исследовательский потенциал таких занятий.

Человек склонен исследовать незнакомое до тех пор, пока оно не станет знакомым. Стремится накладывать ритмические повторы на знакомое, различными способами их варьировать. Выбирает, сочетает, комбинирует самые удовлетворительные варианты из имеющихся, развивает их в ущерб другим. Способен делать все перечисленное самоцелью (исследовать ради исследования).

Исследовательское поведение является важной частью борьбы за выживание. В таких известных ее способах, как обеспечение себя пищей, силовое самоутверждение (иерархическое продвижение, стремление к доминированию), сексуальные отношения (спаривание) в животном мире исследовательская деятельность подчинена потребительским, специфическим запросам. Она нацелена на решение конкретных задач выживания. У человека тяга к исследованиям стала потребностью, призванной обеспечить более глубокое, разностороннее понимание окружающего нас мира, наших в нем возможностей.

Подчас, мы исследуем мир не только для выживания, но и для общего развития. Полученные в последнем случае знания могут быть применимы в разных ситуациях, что, конечно же, придает нам большей устойчивости.

Работа исследовательских порывов в науке и промышленности, работающих на совершенствование оружия (борьба за статус, доминирование), развитие сельского хозяйства (обеспечение пищей), строительство, архитектурные решения (забота о домашнем очаге), здравоохранение (забота о здоровье) принесла потрясающие результаты. Жить стало безопаснее, комфортнее, продолжительность жизни заметно выросла.

Наука со временем теряет прикладной характер, уступая тяге к чистым исследованиям. Научный поиск становится игрой. Искательство обретает черты творчества. И вот ученый уже начинает говорить о красоте эксперимента. На второй план отступает вопрос о полезности того, чем он занимается. Исследование превращается в процесс ради процесса, становится творчеством, плоды которого удивительны и радуют сами по себе. Ими гордятся, любуются.

Любая научная, художественная деятельность является ареной противостояния неофильских и неофобских устремлений. Жажда перемен, новизны, новых открытий вступает в конфликт со страхом нового, желанием укрыться в старом, привычном. Стремление испытать новые ощущения торпедируется комфортностью уже известного. Противоречивые отношения между импульсами к расширению границ и меющегося и застоем лежат в основе культурного прогресса. Человек движется вперед, открывает что-то новое, останавливается, отходит на старые позиции, вновь начинает углубляться в изучаемое, идти к горизонту. Постепенно мы все лучше понимаем себя и окружающий нас мир.

Исследовательская деятельность в игровой форме свойственна ребенку. Вначале объектом игр становятся его родители. Затем внимание переключается на своих сверстников. Этап исследовательской работы в составе группы имеет большое значение для формирования, развития личности. Ребенок, лишенный возможности налаживать личные игровые контакты в группе, став взрослым, будет испытывать заметные затруднения при социальных взаимодействиях.

Изоляция от родителей и сверстников приводит к социальной замкнутости, боязливости, агрессивности в поиске сексуального партнера, семейных отношениях, исполнении родительских обязанностей. Физически и психически здоровым людям, лишенным в детско-подростковом возрасте групповых игр с дружбой, стычками и ссорами, трудно при необходимости драться, энергично отстаивать свои интересы. Излишне опекаемые дети, повзрослев, будут испытывать свою некоторую ущербность, демонстрировать замкнутость и робость, создавать, в основном, неблагополучные, неустойчивые семьи.

Конечно, с помощью качественной социальной адаптации можно попытаться справится с проблемой. Правда, практика показывает, что решается она достаточно медленно и тяжело, не всегда приводя к ожидаемым результатам.

Процесс воспитания индивидуума состоит из двух частей – внутрисемейной и ориентированной на внешние взаимодействия. Ребенок любим и охраняем. Затем контакты с родителями (семейные контакты) начинают разбавляться контактами со своими сверстниками (социальные контакты). Родители постепенно сокращают проявления любви, стараясь защищать уже только при возникновении весьма серьезной опасности, приучая отпрыска к самостоятельности, опоре на свои силы. Нежелание выходить во внешний мир, учиться в нем выживать должно вызывать настороженность и негативную реакцию со стороны родителей. Если этого нет и опека продолжается, вырастает зависимая от внешнего управления особь.

Если в детстве отсутствовали любовь и безопасность, установленные в дальнейшем социальные контакты будут характеризоваться неустойчивостью и отсутствием глубины. Чрезмерная опека в подростковом возрасте приведет к сложностям в установлении новых контактов, сильнейшему желанию сохранять уже имеющиеся, крайне болезненной их утере.

Страх перед внешним миром, новыми социальными контактами, стремление сделать его более безопасным подталкивают человека к ритмичному повторению действий, которые уже знакомы, проверены, не приносят неприятных подарков, приятны. В таком поведении он находит опору, успокоение.

Незнакомая ситуация усиливает неофобию, с которой люди начинают бороться:
- постукивая, барабаня чем-нибудь по какой-нибудь поверхности;
- соединяя и разъединяя пальцы рук;
- раскачиваясь из стороны в сторону;
- перемещаясь взад и вперед;
- крутя (вплоть до поломки) что-нибудь в руках;
- поправляя одежду, прическу, подергивая волосы, усы и т.д.

В стрессовой, смущающей, волнующей человека атмосфере подобного рода действия оказывают на него успокаивающее воздействие. Такое поведение может проявиться как у социального нелюдима, так и у неплохо социально приспособленных личностей. Первому труднее успокаиваться, переходить в режим нормальной жизнедеятельности.

Перечисленные действия отвлекающего характера в небольших дозах полезны. Они помогают лучше себя чувствовать в непривычной ситуации, обладающей потенциалом новизны. Главное – чтобы совершаемое не стало необратимым и навязчивым, при малейшей возможности и без нее возвращающимся, стереотипным.

Отвлекающее поведение может возникать не только в стрессовых, новых ситуациях, но и в условиях сильнейшей скуки. При подавленном исследовательском поведении индивидуум начинает уходить в себя и самовыражаться через создание, развитие и реализацию ритмичных стереотипов (перемещение взад-вперед, кивание головой и т.д.). Люди, оказавшись в замкнутом, совершенно однообразном пространстве, могут совершать удивительные поступки – сосать пальцы, предметы, вырывать волосы, кусать какие-то части своего тела, наносить себе увечья. Все это может быть вызвано как скукой, так и стрессом.

Возникновение разнообразия, как правило, скуку убивает. Если этого не происходит, перед нами стрессовое состояние. Дефектность воспитания, формирующего социальную изолированность, может быть выявлена при изменении условий выживания. Если появляются возможность исследовать мир и социальное окружение, но человек при этом не меняет своего поведения, можно сделать определенные выводы о характере его социальных контактов в детско-подростковом возрасте.

Нам необходимы как неофобские, так и неофильские устремления. Установление равновесия между ними позволяет более качественно реализовывать наш потенциал. Перекосы же могут принести нам много неприятностей.


Литература
Моррис Д. Голая обезьяна

 

Категория: Наше поведение | Добавил: way (22.10.2016)
Просмотров: 98 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0